Постройка первого катера

С именем Пылкова связано появление других, не менее известных и прославленных моторных лодок. По его чертежам петербургский купец 2-й гильдии, член Санкт-Петербургского парусного клуба Александр Леонтьевич Золотов построил лодки с бензиновым двигателем «Степа» и «Потеха». В 1901 г. Александр Леонтьевич на даче в Старой Деревне построил свой первый катер «Степа» длиной 6.9 м с американским двухтактным двигателем «Western» мощностью 2.5 л.с. Испытания показали, что катер отличается «хорошей остойчивостью и отлично держится даже на большой волне», скорость хода судна составила 6 узлов. «Потеха» появилась в 1903 году и была вторым судном, построенным той же мастерской. Этот катер оснастили бензиновым двигателем Volverine 6 л.с. «Потеха» имела дюймовую дубовую обшивку, дубовые же шпангоуты и закладные части. В носовой части судна была оборудована закрытая каюта. Еще через какое-то время Золотов построил по чертежам Н.Я. Лушева катер «Эх-ма». Все эти суда участвовали в гонках моторных судов и не раз завоевывали призовые места. А.Л. Золотов, уроженец деревни Поповской Георгиевской волости Рыбинского уезда Ярославской губернии, проживал на Невском проспекте в доме 110 и «содержал торговлю металлическими изделиями по Невскому проспекту в доме 67». Вскоре после постройки первого своего катера «Степа» он совместно с Лушевым создал первую в России «Катерную судостроительную Санкт-Петербургскую верфь моторных судов», которая затем выросла в крупное судостроительное объединение «Алмаз». Так что его по праву можно считать основателем отечественного моторного катеростроения. С этой целью в феврале 1910 г. он вместе с Н. Я. Лушевым приобрел участок земли, расположенный на берегу Большой Невки, в двух шагах от Петровского яхт-клуба. Здесь и была оборудована новая катеростроительная верфь. В дальнейшем, освоив серийный выпуск мотоботов, это предприятие перешло на выпуск более быстроходных катеров по заказу Военного ведомства, впоследствии положивших начало классу истребителей подводных лодок. Строились такие катера и на других верфях. Об их устройстве дает представление изображение 9.2-метрового катера, выпускавшегося в Одессе верфью Ровенского – типичного катера 1910-х гг. Мы еще не раз к нему вернемся, а пока коротко о том, как сложилась судьба этого человека после революции. Золотов всю жизнь посвятил постройке моторных судов. Даже после 1917 г. он остался на заводе, правда, теперь уже в качестве государственного служащего в должности конструктора-строителя. В возрасте 68 лет он вышел на пенсию и сразу же был арестован как враг народа по «самой популярной» в 1937 г. 58 статье УК СССР. Вплоть до 1944 г. он отбывал наказание в карагандинском исправительно-трудовом лагере. Скончался основатель отечественного моторного судостроения в том же году по дороге домой.

Автомобилизм на воде

В 1888 г. во Франции впервые в мире на обыкновенную лодку был установлен бензиновый двигатель Форреста. Лодка представляла собой небольшое прогулочное судно, в котором могло разместиться не более пяти человек. Для защиты от дождя на ней установили тент. В кормовой части находилась скамья для пассажиров. Лодка, названная «Le Volapuck», все еще походила на небольшие паровые суда, которые в те годы были довольно широко распространены в разных странах, в том числе и в России.
Бензиновые, керосиновые и газовые моторы, «действие которых основано на взрывах», использовались первоначально на автомобилях и уже потом стали устанавливаться на лодках. Эта традиция, если можно так сказать, сохранилась и до наших дней – в определенных классах гоночных катеров используются именно автомобильные двигатели.
Самый первый двигатель внутреннего сгорания, работавший на светильном газе, создал в 1860 г. французский изобретатель Этьен Ленуар. Но только спустя почти четверть века появились модели моторов, пригодные для практического применения. Немец Н. Отто первый применил принцип четырехтактного действия двигателя. Его мотор работал бесшумно, расходовал мало газа и вскоре получил большое распространение на заводах и фабриках. В то время еще никто не думал о возможности установки подобных двигателей на экипажах и — уж тем более — на водном транспорте. Однако уже в восьмидесятых годах XIX века появились люди, задавшиеся целью найти им иное назначение.